polenova: (Default)
Первые 27 лет своей жизни я прожила практически в одной и той же квартире. У меня был период в несколько лет ( 2 или 3, не помню), когда я снимала жилье, но основном я никуда не переезжала. Была квартира родителей на Алексея Толстого и дом бабушки с дедушкой в Малаховке. В 27 лет я уехала - и началось. Почему я то и дело переезжала, трудно сказать. Вроде бы причины были объективными, но на самом деле создавала я их себе сама. Чувства дома у меня не было. Я сменила 3 адреса за 3 года жизни в Нью-Йорке, уехала в Бостон, а сколько раз переезжала здесь - не упомнишь. А вот за последнюю квартиру почему-то зацепилась. Возраст, наверно. Я здесь давно живу. Не помню сколько, лет 8-10, наверно. С датами у меня всегда были проблемы.
При моей любви к уборке - шкафы я не разбирала никогда. Как переехали, вещи разложили, так они там и лежали. Локальные изменения, поверхностные, я производила, но до глубоких археологических раскопок дело не доходило. Но время пришло. Потому что я потолcтела. Не слегка, увы, а до полной смены гардероба. Сначала я тешила себя надеждой, что я все-таки похудею, но сменить гардероб проще, чем отказаться от бутербродов по ночам. И я решила, что я уже не девочка, можно побыть и матроной. Серьезной печали в связи с утратой фигуры я испытать никак не смогла, на фига мне изящная фигура в моем вполне зрелом возрасте. И я начала разбирать шкафы.
Ой, какие там обнаружились залежи и сокровища! Я отправляла очередную тряпку в бездонный мешок, предназначенный в Армию Спасения - и вспоминала.
Read more... )
polenova: (Default)
В том Советском союзе, где жила я - ни хрена не было. Ни детских колготок, ни джинсов, ни колбасы, ни сантехники. Беда в том, что сантехники не было, а потребность в ней была. Выкручивались по-разному, иногда очень творчески. Как-то сняли мы квартиру ( а я долго прожила по разным съемным квартирам, это отдельный сюжет), и обнаружили, что у душа нет крана. Торчит какой-то невразумительный штырек, который пальцами не повернуть, а исключительно пассатижами ( а Высоцкий утверждал, что они в бане не нужны). И сила в руках требуется не моя. Поэтому процесс помыва происходил так - Поленов вооружался инструментом, включал душ, я мылась, а потом он его выключал ( во включенном состоянии нельзя было оставить - душ тек). Ну хорошо, если Поленов дома, а если нет? И решила я вызвать сантехника. Было утро, пришел сантехник быстро. Молодой мужик, даже симпатичный, но очень помятый и с тоской во взоре. Мой кран его не вдохновил, ясно же - дефицит. Но у меня каким-то образом в холодильнике уцелела бутылка красного вина "Арбатское".
- Мужик, - говорю я подхалимским голосом, - а стаканчик красненького хочешь? Холодненького?
Сантехник слегка ожил, проявил интерес и снова внимательно осмотрел мой душ, пока я на кухне наливала стаканчик. Выпил, поблагодарил так тепло, но снова загрустил:
- Хороший ты человек, хозяйка, только помочь я тебе не могу. Нет у меня крана для душа! У тебя унитаз не течет? А то я сегодня с утра в ЖЭКе детали спиздил, могу все нутро твоему унитазу поменять. Для хорошего человека не жаль.
- Ладно, - согласилась я, - вынимай душу моему унитазу, он тоже течет.
Сантехник с энтузиазмом принялся за работу, сменил что-то в бачке и звук струй затих. Только душ продолжал заунывно капать. Работяга опять пригорюнился, и посмотрел на меня с неизбывной тоской. "Арбатского" мне было не жалко, не пью я его, и я поднесла еще один стаканчик. Холодненького. Он выпил, поблагодарил меня вернул стакан и тут лицо его озарилось мыслью.
- Стой тут, - скомандовал он мне, прытко выскочил на лестницу и куда-то побежал. Прибежал он минут через 10, торжественно неся в руках загадочный предмет, похожий на колесо - не очень большое, сантиметров 40 в диаметре, и из какого-то серого металла в зазубринах.
- Достал! - гордо воскликнул сантехник.
- А что это ? - предмет был явно не домашнего назначения.
- Как - что? Кран тебе для душа, - и видя мое недоумение пояснил - это от пожарного гидранта, они в каждом подъезде на чердаке стоят. Только в вашем подъезде какая-то сука его уже открутила, пришлось в соседний бегать. Вот ведь народ, все подряд тянут, несуны...
Он прилаживал кран от гидранта к душу и ворчал:
- Ну народ, расхитители социалистической собственности! Даже кран от гидранта и тот спиздили! Ну народ... Сейчас прокладочку поменяем, как родной встанет. Будешь его как штурвал крутить. Но народ у вас в подъезде - кто ж его спиздил-то? Одни жулики кругом...
Наконец кран был установлен и даже душ больше не тек. Я попробовала покрутить - кран поворачивался легко.
- Принимай работу, хозяйка! - вид у сантехника был торжествующий. И я отдала ему остатки "Арбатского".
После ухода мастера я решила принять душ и немедленно ободрала в кровь обе ладони - металлические заусенцы оказались острыми. Но потом пришел Поленов, обалдел на минуту от торжества технической мысли, взял напильник, обточил заусенцы и стало даже миленько.
Пока мы не съехали, кран в душе привлекал внимание гостей. Знакомый художник-концептуалист полагал, что это такое дизайнерское решение.
Только каждый раз, принимая душ, я задумывалась, - а что если в доме будет пожар? С другой стороны, может у пожарных есть пассатижи?
polenova: (Default)
В том Советском союзе, где жила я - ни хрена не было. Ни детских колготок, ни джинсов, ни колбасы, ни сантехники. Беда в том, что сантехники не было, а потребность в ней была. Выкручивались по-разному, иногда очень творчески. Как-то сняли мы квартиру ( а я долго прожила по разным съемным квартирам, это отдельный сюжет), и обнаружили, что у душа нет крана. Торчит какой-то невразумительный штырек, который пальцами не повернуть, а исключительно пассатижами ( а Высоцкий утверждал, что они в бане не нужны). И сила в руках требуется не моя. Поэтому процесс помыва происходил так - Поленов вооружался инструментом, включал душ, я мылась, а потом он его выключал ( во включенном состоянии нельзя было оставить - душ тек). Ну хорошо, если Поленов дома, а если нет? И решила я вызвать сантехника. Было утро, пришел сантехник быстро. Молодой мужик, даже симпатичный, но очень помятый и с тоской во взоре. Мой кран его не вдохновил, ясно же - дефицит. Но у меня каким-то образом в холодильнике уцелела бутылка красного вина "Арбатское".
- Мужик, - говорю я подхалимским голосом, - а стаканчик красненького хочешь? Холодненького?
Сантехник слегка ожил, проявил интерес и снова внимательно осмотрел мой душ, пока я на кухне наливала стаканчик. Выпил, поблагодарил так тепло, но снова загрустил:
- Хороший ты человек, хозяйка, только помочь я тебе не могу. Нет у меня крана для душа! У тебя унитаз не течет? А то я сегодня с утра в ЖЭКе детали спиздил, могу все нутро твоему унитазу поменять. Для хорошего человека не жаль.
- Ладно, - согласилась я, - вынимай душу моему унитазу, он тоже течет.
Сантехник с энтузиазмом принялся за работу, сменил что-то в бачке и звук струй затих. Только душ продолжал заунывно капать. Работяга опять пригорюнился, и посмотрел на меня с неизбывной тоской. "Арбатского" мне было не жалко, не пью я его, и я поднесла еще один стаканчик. Холодненького. Он выпил, поблагодарил меня вернул стакан и тут лицо его озарилось мыслью.
- Стой тут, - скомандовал он мне, прытко выскочил на лестницу и куда-то побежал. Прибежал он минут через 10, торжественно неся в руках загадочный предмет, похожий на колесо - не очень большое, сантиметров 40 в диаметре, и из какого-то серого металла в зазубринах.
- Достал! - гордо воскликнул сантехник.
- А что это ? - предмет был явно не домашнего назначения.
- Как - что? Кран тебе для душа, - и видя мое недоумение пояснил - это от пожарного гидранта, они в каждом подъезде на чердаке стоят. Только в вашем подъезде какая-то сука его уже открутила, пришлось в соседний бегать. Вот ведь народ, все подряд тянут, несуны...
Он прилаживал кран от гидранта к душу и ворчал:
- Ну народ, расхитители социалистической собственности! Даже кран от гидранта и тот спиздили! Ну народ... Сейчас прокладочку поменяем, как родной встанет. Будешь его как штурвал крутить. Но народ у вас в подъезде - кто ж его спиздил-то? Одни жулики кругом...
Наконец кран был установлен и даже душ больше не тек. Я попробовала покрутить - кран поворачивался легко.
- Принимай работу, хозяйка! - вид у сантехника был торжествующий. И я отдала ему остатки "Арбатского".
После ухода мастера я решила принять душ и немедленно ободрала в кровь обе ладони - металлические заусенцы оказались острыми. Но потом пришел Поленов, обалдел на минуту от торжества технической мысли, взял напильник, обточил заусенцы и стало даже миленько.
Пока мы не съехали, кран в душе привлекал внимание гостей. Знакомый художник-концептуалист полагал, что это такое дизайнерское решение.
Только каждый раз, принимая душ, я задумывалась, - а что если в доме будет пожар? С другой стороны, может у пожарных есть пассатижи?
polenova: (Default)
Сколько раз я ездила в Россию за последние 15 лет, с ментами не столкнулась ни разу, даже тогда, когда оно в общем того стоило - мы в дым пьяные катались по Звенигороду на старых Жигулях, причем я за была за рулем и снесла какие-то ворота. Видимо я ментов не привлекаю. А вот последнюю встречу с ними в 88 году, перед отъездом уже помню отлично. Был день Москвы и мы решили подработать денег уличными музыкантами. Поленов взял гитару и старую фетровую шляпу и мы втроем отправились на Арбат - он, я и друг наш Костя Станиславский (ну, правда!). Выбрали местечко, Поленов заиграл и запел, собрался народ, я бросила на асфальт шляпу, в нее полетела мелочь, тут нас и помели. За попрошайничество. И отвели в местное отделение, отобрали гитару, шляпу и собранные 70 копеек. Ментам было скучно, нам тоже. Один все рвался на гитаре поиграть, но я эти попытки пресекала. "Не трожь, - говорю, - вещдок, а то я начальству нажалуюсь!" Так мы с ними вяло переругивались, Костя уже начал рассказывать им истории из жизни замечательных людей, которых он знал превеликое множество и все с сексуальным оттенком. Подходит ко мне паренек, на вид молодой, росточка маленького и говорит шепотом: "Девушка, а девушка, а вы можете им сказать что я с вами был?" А мне что, жалко? И тут появляется начальство. Начать он решил с меня, как с самой голосистой и скандальной. Нахмурился важно и говорит: "Почему нарушаем?" "Чего, - говорю - нарушаем?" "Почему вы тунеядствуете, бродяжничаете и попрошайничаете?" Я ужасно возмутилась. «Я не работаю! Да я старший инженер! И прописка у меня вот – улица Алексея Толстого, здесь пять минут идти!» Начальник почесал репу. «А попрошайничаете зачем?» «Так платят мало!» Он начал свирепеть: «А я вот сейчас напишу письмо вам на работу, что вы медяки сшибаете!» «Пишите, - говорю, - может мне тогда зарплату прибавят, а то и правда, позор на весь коллектив! Старший инженер стоит с протянутой рукой!» Милицейский начальник решил сменить тему и указал на Костю ( Поленов в это время в уголке курил, он ментов не любил) «А это, - радостно пояснила я, - Константин Станиславский. Он тут рядышком живет, на Немировича-Данченко, в фамильной квартире. В особнячке-то дом-музей сделали. Хотите паспорт?» Начальник набрал воздуха и рявкнул «Все вон отсюда!» Попререкавшись для порядку и получив обратно гитару и фетровую шляпу (70 копеек зажали, сволочи), мы двинулись к выходу, и парнишка приблудный рядом со мной. Уже у выхода дежурный поднял на нас сонные глаза и спросил «А это кто?» «Он с нами» - ответила я. Дежурный махнул рукой, мы вышли. Мне показалось, что какой-то ветерок коснулся моего кармана, и незнакомый парнишка исчез. Не успели мы отойти и пяти шагов, сзади топот сапог. За нами несется все отделение в составе человек пяти с криком «Где он?» Мы изумились, а они, увидев, что нас всего трое аж завыли, как волки на Луну. Потом тот, что на гитаре хотел играть, объяснил, что это известный вор-карманник, они его два месяца ловили и вот сейчас поймали, сегодня, а он с нами ушел. Помочь мы им ничем не могли, и оставив ментов сокрушаться, двинулись к дому. Я осторожно сунула руку в карман и – обнаружила там двадцатипятирублевку. Отблагодарил меня воришка. Так что на бутылку в тот день мы себе все-таки заработали.
polenova: (Default)
Сколько раз я ездила в Россию за последние 15 лет, с ментами не столкнулась ни разу, даже тогда, когда оно в общем того стоило - мы в дым пьяные катались по Звенигороду на старых Жигулях, причем я за была за рулем и снесла какие-то ворота. Видимо я ментов не привлекаю. А вот последнюю встречу с ними в 88 году, перед отъездом уже помню отлично. Был день Москвы и мы решили подработать денег уличными музыкантами. Поленов взял гитару и старую фетровую шляпу и мы втроем отправились на Арбат - он, я и друг наш Костя Станиславский (ну, правда!). Выбрали местечко, Поленов заиграл и запел, собрался народ, я бросила на асфальт шляпу, в нее полетела мелочь, тут нас и помели. За попрошайничество. И отвели в местное отделение, отобрали гитару, шляпу и собранные 70 копеек. Ментам было скучно, нам тоже. Один все рвался на гитаре поиграть, но я эти попытки пресекала. "Не трожь, - говорю, - вещдок, а то я начальству нажалуюсь!" Так мы с ними вяло переругивались, Костя уже начал рассказывать им истории из жизни замечательных людей, которых он знал превеликое множество и все с сексуальным оттенком. Подходит ко мне паренек, на вид молодой, росточка маленького и говорит шепотом: "Девушка, а девушка, а вы можете им сказать что я с вами был?" А мне что, жалко? И тут появляется начальство. Начать он решил с меня, как с самой голосистой и скандальной. Нахмурился важно и говорит: "Почему нарушаем?" "Чего, - говорю - нарушаем?" "Почему вы тунеядствуете, бродяжничаете и попрошайничаете?" Я ужасно возмутилась. «Я не работаю! Да я старший инженер! И прописка у меня вот – улица Алексея Толстого, здесь пять минут идти!» Начальник почесал репу. «А попрошайничаете зачем?» «Так платят мало!» Он начал свирепеть: «А я вот сейчас напишу письмо вам на работу, что вы медяки сшибаете!» «Пишите, - говорю, - может мне тогда зарплату прибавят, а то и правда, позор на весь коллектив! Старший инженер стоит с протянутой рукой!» Милицейский начальник решил сменить тему и указал на Костю ( Поленов в это время в уголке курил, он ментов не любил) «А это, - радостно пояснила я, - Константин Станиславский. Он тут рядышком живет, на Немировича-Данченко, в фамильной квартире. В особнячке-то дом-музей сделали. Хотите паспорт?» Начальник набрал воздуха и рявкнул «Все вон отсюда!» Попререкавшись для порядку и получив обратно гитару и фетровую шляпу (70 копеек зажали, сволочи), мы двинулись к выходу, и парнишка приблудный рядом со мной. Уже у выхода дежурный поднял на нас сонные глаза и спросил «А это кто?» «Он с нами» - ответила я. Дежурный махнул рукой, мы вышли. Мне показалось, что какой-то ветерок коснулся моего кармана, и незнакомый парнишка исчез. Не успели мы отойти и пяти шагов, сзади топот сапог. За нами несется все отделение в составе человек пяти с криком «Где он?» Мы изумились, а они, увидев, что нас всего трое аж завыли, как волки на Луну. Потом тот, что на гитаре хотел играть, объяснил, что это известный вор-карманник, они его два месяца ловили и вот сейчас поймали, сегодня, а он с нами ушел. Помочь мы им ничем не могли, и оставив ментов сокрушаться, двинулись к дому. Я осторожно сунула руку в карман и – обнаружила там двадцатипятирублевку. Отблагодарил меня воришка. Так что на бутылку в тот день мы себе все-таки заработали.
polenova: (Default)
Это я возвращаюсь к предыдущему своему посту - о конце советской эпохи. Правда это уже середина 80-х. Андропова уже нет, перестройка еще вялая, сочетаемая с ускорением. Уехать очень хочется, но пока не выпускают. В воздухе пахнет переменами. Мы все заворожено смотрим на Запад. Иметь иностранца в друзьях по-прежнему престижно, но уже не опасно. У каждой уважающей себя московкой интеллигентной кухни такой был. Помню одного бедолагу, который приехал в Россию бороться за мир, мы накормили мантами из кулинарии ресторана Баку. Каждый раз, когда все отворачивались, он подносил надкушенный огромный пельмень к носу и с ужасом его нюхал. Но героически ел, и запивал водкой. А мама моя тем временем доставала его вопросом - с кем же он борется? "За мир", - бубнил несчастный американец. "За что, я поняла, - язвила мама, - а вот с кем? С нашим правительством? С вашим?". "С вашим!" - решительно ответил борец и съездил в "Березку" за закуской. Но он не прижился у нас в доме, вскоре женился на моей подружке, счастливо живет с ней и сыном в Калифорнии и ни с кем больше не борется. Другой, более молодой и более выносливый, прижился. Я много о нем писала. 7 ноября вечером поперлись мы с ним гулять в центр, и столкнулись со своими приятелями. Они тоже шли втроем - Танька, ее муж Леша, и американец, имени которого я не запомнила. Мы с Танькой, завидев друг друга издали, задрали носы. "Познакомься," - сказала мне Танька, назвала имя и сказала что-то по-английски своему спутнику. "И вы знакомьтесь!" - просияла я, мой американец говорил по-русски. "Да мы знакомы, - пробурчали они, - учимся вместе". Потом мы пили чай у нас на кухне, мой дом оказался ближе. Сгорая желанием уесть подружку, я прошипела - "А мой по-русски говорит лучше чем твой!" "Зато я по-английски говорю лучше, чем ты" - дружелюбно ответила Танька. Тогда я не знала, что Танька станет знаменитой писательницей Полиной Дашковой, а я уеду в Америку. Но до сих пор она говорит по-английски лучше меня.
polenova: (Default)
Это я возвращаюсь к предыдущему своему посту - о конце советской эпохи. Правда это уже середина 80-х. Андропова уже нет, перестройка еще вялая, сочетаемая с ускорением. Уехать очень хочется, но пока не выпускают. В воздухе пахнет переменами. Мы все заворожено смотрим на Запад. Иметь иностранца в друзьях по-прежнему престижно, но уже не опасно. У каждой уважающей себя московкой интеллигентной кухни такой был. Помню одного бедолагу, который приехал в Россию бороться за мир, мы накормили мантами из кулинарии ресторана Баку. Каждый раз, когда все отворачивались, он подносил надкушенный огромный пельмень к носу и с ужасом его нюхал. Но героически ел, и запивал водкой. А мама моя тем временем доставала его вопросом - с кем же он борется? "За мир", - бубнил несчастный американец. "За что, я поняла, - язвила мама, - а вот с кем? С нашим правительством? С вашим?". "С вашим!" - решительно ответил борец и съездил в "Березку" за закуской. Но он не прижился у нас в доме, вскоре женился на моей подружке, счастливо живет с ней и сыном в Калифорнии и ни с кем больше не борется. Другой, более молодой и более выносливый, прижился. Я много о нем писала. 7 ноября вечером поперлись мы с ним гулять в центр, и столкнулись со своими приятелями. Они тоже шли втроем - Танька, ее муж Леша, и американец, имени которого я не запомнила. Мы с Танькой, завидев друг друга издали, задрали носы. "Познакомься," - сказала мне Танька, назвала имя и сказала что-то по-английски своему спутнику. "И вы знакомьтесь!" - просияла я, мой американец говорил по-русски. "Да мы знакомы, - пробурчали они, - учимся вместе". Потом мы пили чай у нас на кухне, мой дом оказался ближе. Сгорая желанием уесть подружку, я прошипела - "А мой по-русски говорит лучше чем твой!" "Зато я по-английски говорю лучше, чем ты" - дружелюбно ответила Танька. Тогда я не знала, что Танька станет знаменитой писательницей Полиной Дашковой, а я уеду в Америку. Но до сих пор она говорит по-английски лучше меня.
polenova: (Default)
В догонку к предыдущему посту не могу не похвастатся своим знакомством с великим миром советского киноискусства 70. Я была знакома ( читайте, завидуйте) с Папановым, Андреем Мироновым и Высоцким. Они, правда, не знали, что были со мной знакомы, но так ли это важно лет в 14-16. Друг мой Костя Григорьев чуть не прибил меня, когда на его пьяный вопрос "Да чем я хуже Высоцкого?", я ответила "Всем!" Костя - актер замечательный, из-за его дурацкого характера, разменявший себя на мелочи, потом тяжелейшая травма, но я в свои 14 была убеждена, что домашний, привычный мне Костя всем, абсолютно всем хуже Высоцкого. Во со знакомства с ним ( по времени - последним) я и начну.
Легендарный директор Театра на Таганке - Дупак, был двоюрдным братом ближайшей подруги моей мамы. Если вы думаете, что билеты в театр осыпали нас дождиком, то ошибетесь. У Дупака зимой снега не допросишься. И - вдруг, чудо, чем Инка сумела его улестить, - на мое 16-летие Дупак преподнес мне ( не лично, конечно) билеты на "Гамлета". Первый раз за всю жизнь - и последний, надо отдать ему должное. Я в свои 16 (это ведь очень мало), была одновременно влюблена в Высоцкого, Гамлета и Шекспира. Постановку Тарковского на Малой Бронной мне уже удалось посмотреть. Помню ли я спектакль? Тот, на Таганке? Помню, и довольно хорошо. Мне понравилось. Хотя и с оговорками. Но я не об этом. Перед началом спектакля Высцкий довольно долго сидел у задней стенки, бренча на гитаре. Зрители тем временем рассаживались в зале, а я стояла около сцены и созерцала кумира. В какой-то момент он заметил иеня, видать, скучно ему было, засмеялся и помахал рукой. Я отползла от сцены и весь вечер пребывала в тихо-восторженом состоянии. В антракт я снова подкралась к сцене, и он помахал мне уже как знакомой. С тех пор живым я видела его один раз - на концерте в Реутово в июне 80-го. Мы сидели далеко от сцены и он мне не махал. Это - первое знакомство.
С Мироновым и Папаниным мы жили на Алексея Толстова через дом. Улочка была короткая, в основном правительственная, поэтому все, кто ходил по ней пешком, а Андрей Миронов в Театр Сатиры ходил пешком, друг друга знали в лицо. Поэтому Миронов, встречая меня, улыбался и кивал. Воспитание, видимо. Как я всегда жалела, что нет моих школьных подружек, которые увидят, что со мной здоровается ( правда, молча) сам Миронов.
Знакомство с Папапновым было самым длительным, и однажды мы даже поговорили. Мы на одном пустыре собак выгуливали, он - пожилого спаниэля, я - очень шустрого пуделя. Собачники, обычно, знакомятся друг с другом, но Папанов не хотел знакомиться ни с кем. И вдруг сам ко мне обращается:"Девушка!" - а голос-то какой! - "Девушка, я вам говорю! У вас кобель? Так уберите отсюда своего кобеля!" И мы с кобелем молча ушли, неся в себе несбывшиеся надежды и мечты о волшебном мире Кино.
polenova: (Default)
В догонку к предыдущему посту не могу не похвастатся своим знакомством с великим миром советского киноискусства 70. Я была знакома ( читайте, завидуйте) с Папановым, Андреем Мироновым и Высоцким. Они, правда, не знали, что были со мной знакомы, но так ли это важно лет в 14-16. Друг мой Костя Григорьев чуть не прибил меня, когда на его пьяный вопрос "Да чем я хуже Высоцкого?", я ответила "Всем!" Костя - актер замечательный, из-за его дурацкого характера, разменявший себя на мелочи, потом тяжелейшая травма, но я в свои 14 была убеждена, что домашний, привычный мне Костя всем, абсолютно всем хуже Высоцкого. Во со знакомства с ним ( по времени - последним) я и начну.
Легендарный директор Театра на Таганке - Дупак, был двоюрдным братом ближайшей подруги моей мамы. Если вы думаете, что билеты в театр осыпали нас дождиком, то ошибетесь. У Дупака зимой снега не допросишься. И - вдруг, чудо, чем Инка сумела его улестить, - на мое 16-летие Дупак преподнес мне ( не лично, конечно) билеты на "Гамлета". Первый раз за всю жизнь - и последний, надо отдать ему должное. Я в свои 16 (это ведь очень мало), была одновременно влюблена в Высоцкого, Гамлета и Шекспира. Постановку Тарковского на Малой Бронной мне уже удалось посмотреть. Помню ли я спектакль? Тот, на Таганке? Помню, и довольно хорошо. Мне понравилось. Хотя и с оговорками. Но я не об этом. Перед началом спектакля Высцкий довольно долго сидел у задней стенки, бренча на гитаре. Зрители тем временем рассаживались в зале, а я стояла около сцены и созерцала кумира. В какой-то момент он заметил иеня, видать, скучно ему было, засмеялся и помахал рукой. Я отползла от сцены и весь вечер пребывала в тихо-восторженом состоянии. В антракт я снова подкралась к сцене, и он помахал мне уже как знакомой. С тех пор живым я видела его один раз - на концерте в Реутово в июне 80-го. Мы сидели далеко от сцены и он мне не махал. Это - первое знакомство.
С Мироновым и Папаниным мы жили на Алексея Толстова через дом. Улочка была короткая, в основном правительственная, поэтому все, кто ходил по ней пешком, а Андрей Миронов в Театр Сатиры ходил пешком, друг друга знали в лицо. Поэтому Миронов, встречая меня, улыбался и кивал. Воспитание, видимо. Как я всегда жалела, что нет моих школьных подружек, которые увидят, что со мной здоровается ( правда, молча) сам Миронов.
Знакомство с Папапновым было самым длительным, и однажды мы даже поговорили. Мы на одном пустыре собак выгуливали, он - пожилого спаниэля, я - очень шустрого пуделя. Собачники, обычно, знакомятся друг с другом, но Папанов не хотел знакомиться ни с кем. И вдруг сам ко мне обращается:"Девушка!" - а голос-то какой! - "Девушка, я вам говорю! У вас кобель? Так уберите отсюда своего кобеля!" И мы с кобелем молча ушли, неся в себе несбывшиеся надежды и мечты о волшебном мире Кино.
polenova: (Default)
Начало тут - http://polenova.livejournal.com/23333.html
Опыты с омоложением на людях были начаты где-то за год до войны. Поэтому много сделать они не сумели. Мой папа говорит, что на первой фотографии - старик, у которого так трясутся руки (Паркинсон), что смазан кадр, на второй рукн в порядке, и лицо моложе. Самуил Натанович сам этих опытов очень боялся. С одной стороны он был ученый, с другой беспросветнный трус. И понять его легко, ему совершенно не хотелось Берию омолаживать. О вообще никого. Погибли результаты экспериментов - и Слава Богу. Не хотел он лезть в политику, и как-то ловко после войны затерялся. Но ученый есть ученый, и в начале 60-х заинтересрвался он кибирнетикой, тогда еще "продажной девкой империалиазма". Лет ему было немало, но на мозги это не влиияло. На базе МЗИ он организовал первое студенческое бюро кибеонетики : http://idc.mpei.ac.ru/SRV-VMSS/rus/html/cyber.htm
Мой папа там стоит прислонившись к их автомату, Свечинский В.Б.
А продлжение и правда завтра, засыпаю.
polenova: (Default)
Начало тут - http://polenova.livejournal.com/23333.html
Опыты с омоложением на людях были начаты где-то за год до войны. Поэтому много сделать они не сумели. Мой папа говорит, что на первой фотографии - старик, у которого так трясутся руки (Паркинсон), что смазан кадр, на второй рукн в порядке, и лицо моложе. Самуил Натанович сам этих опытов очень боялся. С одной стороны он был ученый, с другой беспросветнный трус. И понять его легко, ему совершенно не хотелось Берию омолаживать. О вообще никого. Погибли результаты экспериментов - и Слава Богу. Не хотел он лезть в политику, и как-то ловко после войны затерялся. Но ученый есть ученый, и в начале 60-х заинтересрвался он кибирнетикой, тогда еще "продажной девкой империалиазма". Лет ему было немало, но на мозги это не влиияло. На базе МЗИ он организовал первое студенческое бюро кибеонетики : http://idc.mpei.ac.ru/SRV-VMSS/rus/html/cyber.htm
Мой папа там стоит прислонившись к их автомату, Свечинский В.Б.
А продлжение и правда завтра, засыпаю.
polenova: (Default)
Я давно обещала Саше Торину рассказать о реальных экпериментах по омоложению. Но история длинная, и омоложние в ней тольео эпизод. Сподобил меня на этот рассказ фильм "Собачье сердце". Дело в том, что Булгаков эту тему не просто так выбрал. Конечно, никто собак в людей не превращал, но идея была популярной. Мне было очень мало лет, когда этот человек умер, а мой папа был знаком и работал вместе с человеком, который и правда умел омолаживать. Но расскажу по порядку.
Звали его Самуил Натанович Брайнес. Незадолго до революции Самуил Натанович получил диплом доктора медицины. Как уж это удалось еврею на Украине, судить не берусь, наверно, попал в пятипроценьную норму. Специализировался он по психиатрии. И оказалось, что безо всяких лекарств он может купировать депрессию. Лекарств тогда и не было, психотропные препараты - это 50-е годы двадцатого века. Самуил Натанович был молод и самоуверен. Он выбрал несколько абсолютно безнадежных случаев, люди были в больнице по 20 лет, а то и больше, и довел их до выписки. Результат его обескуражил. Два самоубийства, остальные вернулись обратно. Причина была не в его методике, а в том, что этим людям через 20 лет было некуда возвращаться. Об адаптации тогда никто не думал, а родные, если они и были, не были готовы к их возвращению. Самуил Натанович пережил тяжелый кризис, и с псхиатрией практически завязал. Но неуемная натура и жажда познания гнали его вперед, и через некоторое время, в которое уложились революция, гражданская война и прочие радости, он всплыл в ВИЭМе - интституте экспериментальной медицины, под руководством академика Гуревича. Совсем с психиатрией ему завязать не удалось, лечил он в частносити, любимого дворника Горького, за что получил квартирку на Спиридоньевке, лечил от депрессии сестру жены Берии. Боялся коммунистов до судорог, но репутацию не пропьешь. А ВИЭМ занимался евгеникой - улучшением человеческой природы. И омоложением. Постареть партийные лидеры, что ли,боялись? В начале сороковых они начали экперименты на людях, в доме престарелых в Ленинграде. Мой папа (жив-здворов, от него я эту истоию и знаю) видел фотографиии, старики до и после курса. Лечил их Самуил Натанович длительным гипнозом.Погружал в сон примерно на три месяца. Как он поддержиал жизнедеяельность, никто не знает. Это была его тайна. Результаты экспериментов были никакае. Началась война, дальше блокада, дом престарелых эвакировать никто не стал, все, что осталось- это фотографии до и после. Мой отец их видел.
Продолжение - завтра, спать хочется.
polenova: (Default)
Я давно обещала Саше Торину рассказать о реальных экпериментах по омоложению. Но история длинная, и омоложние в ней тольео эпизод. Сподобил меня на этот рассказ фильм "Собачье сердце". Дело в том, что Булгаков эту тему не просто так выбрал. Конечно, никто собак в людей не превращал, но идея была популярной. Мне было очень мало лет, когда этот человек умер, а мой папа был знаком и работал вместе с человеком, который и правда умел омолаживать. Но расскажу по порядку.
Звали его Самуил Натанович Брайнес. Незадолго до революции Самуил Натанович получил диплом доктора медицины. Как уж это удалось еврею на Украине, судить не берусь, наверно, попал в пятипроценьную норму. Специализировался он по психиатрии. И оказалось, что безо всяких лекарств он может купировать депрессию. Лекарств тогда и не было, психотропные препараты - это 50-е годы двадцатого века. Самуил Натанович был молод и самоуверен. Он выбрал несколько абсолютно безнадежных случаев, люди были в больнице по 20 лет, а то и больше, и довел их до выписки. Результат его обескуражил. Два самоубийства, остальные вернулись обратно. Причина была не в его методике, а в том, что этим людям через 20 лет было некуда возвращаться. Об адаптации тогда никто не думал, а родные, если они и были, не были готовы к их возвращению. Самуил Натанович пережил тяжелый кризис, и с псхиатрией практически завязал. Но неуемная натура и жажда познания гнали его вперед, и через некоторое время, в которое уложились революция, гражданская война и прочие радости, он всплыл в ВИЭМе - интституте экспериментальной медицины, под руководством академика Гуревича. Совсем с психиатрией ему завязать не удалось, лечил он в частносити, любимого дворника Горького, за что получил квартирку на Спиридоньевке, лечил от депрессии сестру жены Берии. Боялся коммунистов до судорог, но репутацию не пропьешь. А ВИЭМ занимался евгеникой - улучшением человеческой природы. И омоложением. Постареть партийные лидеры, что ли,боялись? В начале сороковых они начали экперименты на людях, в доме престарелых в Ленинграде. Мой папа (жив-здворов, от него я эту истоию и знаю) видел фотографиии, старики до и после курса. Лечил их Самуил Натанович длительным гипнозом.Погружал в сон примерно на три месяца. Как он поддержиал жизнедеяельность, никто не знает. Это была его тайна. Результаты экспериментов были никакае. Началась война, дальше блокада, дом престарелых эвакировать никто не стал, все, что осталось- это фотографии до и после. Мой отец их видел.
Продолжение - завтра, спать хочется.
polenova: (Default)
Мы живем в районе, где русских нет. Есть негры, греки, албанцы - а русских нет совсем. И вдруг муж мой, выходя из дому, слышит громкий крик "Тузик, ко мне!" Орет мужит из дома напротив, на вид абсолютный реднек. Петька к нему подошел и спросил, говорит ли он по-русски.
- Я - нет, - обЪяснил мужик, - это собака моя.
- Что, говорит по-русски?
- Нет, но понимает только по-русски.
Оказалось ему на работе русский парень подарил собаку по кличке Тузик. Собака по-английски ни бум-бум, мужик выучил все собачьи команды и отдает их практически без акцента. Теперь ему будет легче, может позвать нас, мы переведем его собаке, если он что-то забудет.
polenova: (Default)
Мы живем в районе, где русских нет. Есть негры, греки, албанцы - а русских нет совсем. И вдруг муж мой, выходя из дому, слышит громкий крик "Тузик, ко мне!" Орет мужит из дома напротив, на вид абсолютный реднек. Петька к нему подошел и спросил, говорит ли он по-русски.
- Я - нет, - обЪяснил мужик, - это собака моя.
- Что, говорит по-русски?
- Нет, но понимает только по-русски.
Оказалось ему на работе русский парень подарил собаку по кличке Тузик. Собака по-английски ни бум-бум, мужик выучил все собачьи команды и отдает их практически без акцента. Теперь ему будет легче, может позвать нас, мы переведем его собаке, если он что-то забудет.
polenova: (Default)
Я тут недавно болела и даже попала в больницу. Мне там не понравилось и бессоница замучила. И я написала рассказ. А поскольку я писала от руки, а в руку была воткнута капельница, рассказ получился короткий.
Бутерброд с красной икрой )


Сама не понимаю зачем я это написала. И о чем?
polenova: (Default)
Я тут недавно болела и даже попала в больницу. Мне там не понравилось и бессоница замучила. И я написала рассказ. А поскольку я писала от руки, а в руку была воткнута капельница, рассказ получился короткий.
Бутерброд с красной икрой )


Сама не понимаю зачем я это написала. И о чем?
polenova: (Default)
Случайно вспомнилось - когда-то в НЙ я познакомилась с легенарным Саханевичем. Олег Саханевич в начале 70-х купил билет на круиз по Черному морю, на теплоход Россия, ночью спрыгнул и на надувном матрасе уплыл в Турцию. Этот повиг увековечен Хвостенко:

Прославление Олега Соханевича )
В НЙ Саханевич работал грузчиком, делал скульптуры из "напряженного метала" и писал стихи в стиле Песни о Буревестнике. Особенно меня впечатлила поэма о посещении зубного врача.
polenova: (Default)
Случайно вспомнилось - когда-то в НЙ я познакомилась с легенарным Саханевичем. Олег Саханевич в начале 70-х купил билет на круиз по Черному морю, на теплоход Россия, ночью спрыгнул и на надувном матрасе уплыл в Турцию. Этот повиг увековечен Хвостенко:

Прославление Олега Соханевича )
В НЙ Саханевич работал грузчиком, делал скульптуры из "напряженного метала" и писал стихи в стиле Песни о Буревестнике. Особенно меня впечатлила поэма о посещении зубного врача.
polenova: (Default)
Судя по мыслям и заботам, обуревавшим меня тогда, дело было осенью. Видимо 87 года, потому что в 88 меня в России осенью уже не было. А озабочена я была проблемой прозаической - мне надо было купить себе куртку. Желательно не очень страшную и не слишком веселенькой расцветочки. Курток не было, холода приближались, я впала в мизантропию. К тому же сильно ускорившаяся перестройка вызывала у меня разумные опасения. Тогда-то мне и приснился леденящий душу сон. Сон был ярким, цветным и абсолютно правдопадобным.
Утро. Я сижу на кухне. Пью кофе. На полочке напротив бубнит репродуктор, на который я не обращаю внимания. Муж говорит:
- А сегодня коммунизм объявили.
- Чего? - я поперхнулась кофе - где?
- Полчаса назад. По радио.
Read more... )

October 2015

S M T W T F S
    123
456789 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios