polenova: (Default)
Нагло прогуляла сегодня работу. Хоть бы от похмелья - так нет. Просто - прогуляла без малейшего оправдания. Выгонят - и черт с ними. Надоело.
Лежала и целый день, читала Довлатова. "Иностранку", "Филиал", записные книжки. Смеялась, потом плакала, потом опять смеялась. Он дикий халтурщик, он замечательный писатель. Снова вспоминала ту безумно жаркую нью-йоркскую ночь, алькины звонки, свое равнодушие. Почему я не прислушалась, я же признаки инфаркта знала? Почему я не согнала Генку с дивана - нам добежать было пять минут. Почему поверила Кузьминскому, с моим-то опытом? Глупости, и винить мне себя не за что. Если человек решил умереть - помешать трудно. Он получил и признание, и славу - но поздно. Он уполз в алькину квартру - умирать. Ну добежала бы я тогда - и что? Спасли бы в этот раз - не спасли бы в следующий. Мы никогда не были знакомы. А с Алькой дружили. И она металась в этой кошмарной нью-йоркской жаре - "ну, помогите, ну кто-нибудь!" Костя зашел, посидел полчаса, посоветовал дать опохмелиться и ушел. Я ограничилась советами по телефону. А на следующий день, мы шли с работы и заглянули к Кузьминским - очень пить хотелось. А Костина жена, Мышка, дверь притоткрыла чуть-чуть, воду вынесла на лестницу и сказала - "Ночью Сережа умер, не хочу сейчас разговаривать". Да ни в чем я не виновата! Только через несколько лет, не летом, а зимой умерла моя мама. Она была совсем одна. Тоже от инфаркта.
Аля так и не смогла войти в свою квартиру. Она Сергея очень любила, может быть хотела с ним жить, но того кошмара... Мы с ней с тех пор не виделись.
polenova: (Default)
Нагло прогуляла сегодня работу. Хоть бы от похмелья - так нет. Просто - прогуляла без малейшего оправдания. Выгонят - и черт с ними. Надоело.
Лежала и целый день, читала Довлатова. "Иностранку", "Филиал", записные книжки. Смеялась, потом плакала, потом опять смеялась. Он дикий халтурщик, он замечательный писатель. Снова вспоминала ту безумно жаркую нью-йоркскую ночь, алькины звонки, свое равнодушие. Почему я не прислушалась, я же признаки инфаркта знала? Почему я не согнала Генку с дивана - нам добежать было пять минут. Почему поверила Кузьминскому, с моим-то опытом? Глупости, и винить мне себя не за что. Если человек решил умереть - помешать трудно. Он получил и признание, и славу - но поздно. Он уполз в алькину квартру - умирать. Ну добежала бы я тогда - и что? Спасли бы в этот раз - не спасли бы в следующий. Мы никогда не были знакомы. А с Алькой дружили. И она металась в этой кошмарной нью-йоркской жаре - "ну, помогите, ну кто-нибудь!" Костя зашел, посидел полчаса, посоветовал дать опохмелиться и ушел. Я ограничилась советами по телефону. А на следующий день, мы шли с работы и заглянули к Кузьминским - очень пить хотелось. А Костина жена, Мышка, дверь притоткрыла чуть-чуть, воду вынесла на лестницу и сказала - "Ночью Сережа умер, не хочу сейчас разговаривать". Да ни в чем я не виновата! Только через несколько лет, не летом, а зимой умерла моя мама. Она была совсем одна. Тоже от инфаркта.
Аля так и не смогла войти в свою квартиру. Она Сергея очень любила, может быть хотела с ним жить, но того кошмара... Мы с ней с тех пор не виделись.
polenova: (Default)
Заклинило – сижу и читаю Довлатова. Иногда, с Петькой по очереди, друг другу вслух. Про его смерть я знаю больше, чем про его жизнь. Про свою жизнь он сам написал, придумал, раскрасил, как хотел. До славы не дожил каких-то полгода. Дядя Марик, его сосед по дому на улице Рубинштейна, друг раннего детства, первый раз приехав в Америку, добыл у меня телефон ( у Кузьминского попросила), позвонил и кричал в трубку : «Сережа, привет, это я, Марик! Ну с Рубинштейна!» А потом, упавшим голосом – «да, понимаю, ты очень занят». «Марик, да пьет он», - сказала я. «А то я не понял», - ответил Марик. Сергей умер через две недели после того, как уехал Марик. Я знала, что Сергей в одном квартале от моего дома, но Марка туда не повела – зачем? Сергей шарахался визитеров из России, но Марк-то был успешен, и ничего не хотел просить, композитор, спектакли по всей стране, хотел предложить Сергею мюзикл написать. Только поздно было. Все было поздно.
«Да и разве могло бы быть иначе – мы платили за все, и не надо сдачи»
Читаю его книжки – такие искрометные, такие неровные, такие талантливые, такие халтурные – и горло перехватывает…
polenova: (Default)
Заклинило – сижу и читаю Довлатова. Иногда, с Петькой по очереди, друг другу вслух. Про его смерть я знаю больше, чем про его жизнь. Про свою жизнь он сам написал, придумал, раскрасил, как хотел. До славы не дожил каких-то полгода. Дядя Марик, его сосед по дому на улице Рубинштейна, друг раннего детства, первый раз приехав в Америку, добыл у меня телефон ( у Кузьминского попросила), позвонил и кричал в трубку : «Сережа, привет, это я, Марик! Ну с Рубинштейна!» А потом, упавшим голосом – «да, понимаю, ты очень занят». «Марик, да пьет он», - сказала я. «А то я не понял», - ответил Марик. Сергей умер через две недели после того, как уехал Марик. Я знала, что Сергей в одном квартале от моего дома, но Марка туда не повела – зачем? Сергей шарахался визитеров из России, но Марк-то был успешен, и ничего не хотел просить, композитор, спектакли по всей стране, хотел предложить Сергею мюзикл написать. Только поздно было. Все было поздно.
«Да и разве могло бы быть иначе – мы платили за все, и не надо сдачи»
Читаю его книжки – такие искрометные, такие неровные, такие талантливые, такие халтурные – и горло перехватывает…
polenova: (Default)
Сидела сегодня и читала "Заповедник". И вдруг в конце натолнулась на такой абзац:
"Я только спросил:
- Мы еще встретимся?
- Да... Если ты нас любишь...
Я даже не спросил - где мы встретимся? Это не имело значения. Может
быть, в раю. Потому что рай - это и есть место встречи. И больше ничего.
Камера общего типа, где можно встретить близкого человека..."

Довлатов знал песню Владимира Бережкова? Или это случайное совпадение? Для случайного - уж очень похоже. Вот песня:
Read more... )
Дата - 1971, "Заповедник" - 1983. Почему я раньше не замечала?
polenova: (Default)
Сидела сегодня и читала "Заповедник". И вдруг в конце натолнулась на такой абзац:
"Я только спросил:
- Мы еще встретимся?
- Да... Если ты нас любишь...
Я даже не спросил - где мы встретимся? Это не имело значения. Может
быть, в раю. Потому что рай - это и есть место встречи. И больше ничего.
Камера общего типа, где можно встретить близкого человека..."

Довлатов знал песню Владимира Бережкова? Или это случайное совпадение? Для случайного - уж очень похоже. Вот песня:
Read more... )
Дата - 1971, "Заповедник" - 1983. Почему я раньше не замечала?

October 2015

S M T W T F S
    123
456789 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios