polenova: (Default)
Каждый год осенью я вспоминаю Италию. Нашу эмиграцию. Время смешное и отчаянное. Мы торчали в Ладисполи 4 месяца. 4 месяца мы жили под лестницей, пили спирт смешанный с лимонадом под веселым названием О'Кей, ели картошку, потому что даже на макароны не хватало денег. По ночам играли в преферанс, все равно делать было нечего. Я после Италии не играю в карты, даже в подкидного дурака. И не ем картошку. И индюшатину не ем, День Благодарения для меня - казнь египетская. Потому что единственный вид мяса был индюшкины крылья. И еще язык, столько лет до этого - деликотес. Тоже не ем. Но индюшку и язык отменить не трудно, а от дождя за окном не избавишься. И под этот звук я сразу вспоминаю поникшую пальму под окном, серое море и черный пляж. В Ладисполи почему-то черный песок. Зимы как таковой в Италии нет, во всяком случае я ее не видела. А есть сплошная беспросветная осень. Я всегда любила осень, но не так же долго! Живая изгордь вокруг дома была из лавровых кустов, я них срывала листики на суп. Во дворе росло здоровое лимонное дерево, сын моей подруги залезал на него и срывал для меня лимоны. На чай хватало, я не могу жить без чая. Отопления нет, полы мраморные, я поджимаю ноги и сожалею, что не взяла с собой шерстяные носки. В раскошных кроссовках, купленных в Вене, ноги дико мерзнут.Мы умеем отключать электрический счетчик, он у нас старого образца, а советские люди нигде не теряются. Можно нагреть бак с водой и согреться под горячим душем, такая радость в Ладисполи редко встречается. Вылезаешь из душа, быстро вытираешься, натягиваешь одежду, дубленку, шею заматываешь шарфом, сверку ватное одеяло, под стул электроплитку, удачно найденую на помойке - и в преферанс.
"И не в тяжкий труд рядом на столе медленно плывут дама да валет. Не оставим лаз для оконной тьмы, времечко без нас, без него и мы" - хорошие Поленов стихи писал.
Вот такой - осенней, холодной, бесприютной, я запомнила Италию.
Это меня на воспоминания пробило из-за дождя за окном, бессоницы и воспоминаний mbla об эмиграции. Много было и смешного, и дурацкого, но помнится в основном холод и дождь за окном. И бесстрастное выражение лица моего Ангела, когда он в очередной раз объявляет мизер в темную. И крик мальчишки под окном - того, кто за лимонами лазил: "Птица, дай милю!". Птица - я так Ангела называла, а миля - это тысяча лир, примерно доллар. Ангел подымается с пола, гоняться за мальчишкой, чтобы надрать ему уши - лень, мы легли спать под утро, а время часов 8 утра. Ангел роется в кармане, находит милю, бросает бумажку в окно и опять валиться на свое импровизированное на полу ложе. Поленов, не очень проснувшись, бубнит "Уйми ты его". "Уже" - отвечает Ангел и они засыпают, а я таращусь в покрытый плесенью потолок, очередной раз размышляя о моей незадачливой жизнью, от которой даже эмиграция не поможет. А за окном дождь и грустная пальма.
polenova: (Default)
Каждый год осенью я вспоминаю Италию. Нашу эмиграцию. Время смешное и отчаянное. Мы торчали в Ладисполи 4 месяца. 4 месяца мы жили под лестницей, пили спирт смешанный с лимонадом под веселым названием О'Кей, ели картошку, потому что даже на макароны не хватало денег. По ночам играли в преферанс, все равно делать было нечего. Я после Италии не играю в карты, даже в подкидного дурака. И не ем картошку. И индюшатину не ем, День Благодарения для меня - казнь египетская. Потому что единственный вид мяса был индюшкины крылья. И еще язык, столько лет до этого - деликотес. Тоже не ем. Но индюшку и язык отменить не трудно, а от дождя за окном не избавишься. И под этот звук я сразу вспоминаю поникшую пальму под окном, серое море и черный пляж. В Ладисполи почему-то черный песок. Зимы как таковой в Италии нет, во всяком случае я ее не видела. А есть сплошная беспросветная осень. Я всегда любила осень, но не так же долго! Живая изгордь вокруг дома была из лавровых кустов, я них срывала листики на суп. Во дворе росло здоровое лимонное дерево, сын моей подруги залезал на него и срывал для меня лимоны. На чай хватало, я не могу жить без чая. Отопления нет, полы мраморные, я поджимаю ноги и сожалею, что не взяла с собой шерстяные носки. В раскошных кроссовках, купленных в Вене, ноги дико мерзнут.Мы умеем отключать электрический счетчик, он у нас старого образца, а советские люди нигде не теряются. Можно нагреть бак с водой и согреться под горячим душем, такая радость в Ладисполи редко встречается. Вылезаешь из душа, быстро вытираешься, натягиваешь одежду, дубленку, шею заматываешь шарфом, сверку ватное одеяло, под стул электроплитку, удачно найденую на помойке - и в преферанс.
"И не в тяжкий труд рядом на столе медленно плывут дама да валет. Не оставим лаз для оконной тьмы, времечко без нас, без него и мы" - хорошие Поленов стихи писал.
Вот такой - осенней, холодной, бесприютной, я запомнила Италию.
Это меня на воспоминания пробило из-за дождя за окном, бессоницы и воспоминаний mbla об эмиграции. Много было и смешного, и дурацкого, но помнится в основном холод и дождь за окном. И бесстрастное выражение лица моего Ангела, когда он в очередной раз объявляет мизер в темную. И крик мальчишки под окном - того, кто за лимонами лазил: "Птица, дай милю!". Птица - я так Ангела называла, а миля - это тысяча лир, примерно доллар. Ангел подымается с пола, гоняться за мальчишкой, чтобы надрать ему уши - лень, мы легли спать под утро, а время часов 8 утра. Ангел роется в кармане, находит милю, бросает бумажку в окно и опять валиться на свое импровизированное на полу ложе. Поленов, не очень проснувшись, бубнит "Уйми ты его". "Уже" - отвечает Ангел и они засыпают, а я таращусь в покрытый плесенью потолок, очередной раз размышляя о моей незадачливой жизнью, от которой даже эмиграция не поможет. А за окном дождь и грустная пальма.
polenova: (Default)
Вот этим навеяно: http://community.livejournal.com/perechniza/798672.html
Мы когда-то уезжали из СССР без багажа. У нас ничего не было. Черный резной буфет мы впихнули свекрови, она сопротивлялась, но буфет заволокли в квартиру, вытащить его у нее сил не хватило. Еще у нас был человеческий череп и молодое деревце, кажется, грейпфрут, а может лимон. Поленов вырастил его из косточки. Череп бы напугал пограничников, а деревце могло не выдержать путешествия. Все остальное легко уложилось в два чемодана, 27 лет моей жизни и 36 лет жизни Поленова. Включая тетради со стихами, книжки, одежду - люди мы были не зажиточные. Даже тяжеленный камень, который Никита привез из какой-то экспедиции, уместился в чемодан. Интересно, а куда делся тот камень, мы его долго с собой таскали. И вот, мы со всем свом богатсвом в Италии. Пейзаж - как в первых кадрах фильма "Ностальгия". Снять такой пейзаж там - не надо быть Тарковским. Бери камеру и снимай с любого места.Синее небо, корявая маслина, катящийся куда-то и бесконечный горизонт. Черный песок, Средиземное Море, заброшенные виллы, холодно, и очень хочется есть. Идем мы с Поленовым по Ладисполю и видим - в совершенно пустом мусорном баке на дне лежит мясорубка. Бак высотой с меня, а я девушка высокая, 176, да и Поленов не маленький. Мы даже не сговаривались, только переглянулись. Видение котлет, пельмений прошло у нас перед глазами. Поленов меня подсадил, а потом держал за ноги - и я достала это чудо. Ярко красный корпус, механизм в порядке, даже не очень грязная. По-моему, мы были единственными в Ладисполе обладателями мясорубки. И Поленов делал пельмени. правда с картошкой, на мясо денег не было. Мясорубка доехала с нами до Америки, а потом ее снесло жизнью, как и наш брак, и кучу милых и ненужных вещей. Иногда я скучаю, но это проходит.
polenova: (Default)
Вот этим навеяно: http://community.livejournal.com/perechniza/798672.html
Мы когда-то уезжали из СССР без багажа. У нас ничего не было. Черный резной буфет мы впихнули свекрови, она сопротивлялась, но буфет заволокли в квартиру, вытащить его у нее сил не хватило. Еще у нас был человеческий череп и молодое деревце, кажется, грейпфрут, а может лимон. Поленов вырастил его из косточки. Череп бы напугал пограничников, а деревце могло не выдержать путешествия. Все остальное легко уложилось в два чемодана, 27 лет моей жизни и 36 лет жизни Поленова. Включая тетради со стихами, книжки, одежду - люди мы были не зажиточные. Даже тяжеленный камень, который Никита привез из какой-то экспедиции, уместился в чемодан. Интересно, а куда делся тот камень, мы его долго с собой таскали. И вот, мы со всем свом богатсвом в Италии. Пейзаж - как в первых кадрах фильма "Ностальгия". Снять такой пейзаж там - не надо быть Тарковским. Бери камеру и снимай с любого места.Синее небо, корявая маслина, катящийся куда-то и бесконечный горизонт. Черный песок, Средиземное Море, заброшенные виллы, холодно, и очень хочется есть. Идем мы с Поленовым по Ладисполю и видим - в совершенно пустом мусорном баке на дне лежит мясорубка. Бак высотой с меня, а я девушка высокая, 176, да и Поленов не маленький. Мы даже не сговаривались, только переглянулись. Видение котлет, пельмений прошло у нас перед глазами. Поленов меня подсадил, а потом держал за ноги - и я достала это чудо. Ярко красный корпус, механизм в порядке, даже не очень грязная. По-моему, мы были единственными в Ладисполе обладателями мясорубки. И Поленов делал пельмени. правда с картошкой, на мясо денег не было. Мясорубка доехала с нами до Америки, а потом ее снесло жизнью, как и наш брак, и кучу милых и ненужных вещей. Иногда я скучаю, но это проходит.
polenova: (Default)
Под влиянием чужого поста вспомнила я вдруг промозглую зиму в Италии в 88 году. Вспомнила так явственно, что захотелось отопление прибавить, хотя дома и так жарко. Серое море, низкое серое небо, черный песок на пляже, и ощущение остановившегося времени. Прошлого уже нет, будущего еще нет. По пляже бредет старушка, подходит ко мне. Я занята любимым занятием - смотрю на море.
- Деточка, покажи мне, где Израиль?
- Там, - я тычу пальцем на горизонт, мне совершенно не хочется ни с кем разговаривать.
- А как ты думаешь, мы туда доедем? - вот ведь приставучий божий одуванчик!
- не знаю, я туда, - и тычу пальцем за спину, имея в виду Америку, но знание географии никогда не было моей сильной стороной. Тем ни менее бабуля понимает.
- Я тоже в Америку, дети так хотят. Но ТУДА мы доедем?
Я пожимаю плечами и отворачиваюсь. Серое море,серое небо,черный песок, мокрый ветер. Рождество, Рим, 1988 год. Через неделю Новый Год. Старушка, шаркая войлочными ботами "прощай молодость" бредет с пляжа к фонтану. Я ежусь в теплой куртке и упрямо смотрю на море. Из-за холода и ветра теплое Средиземное море становится похоже на Балтийское. Странно, две недели назад мы купались...
Зима в Италии короткая, скоро все зацветет, но пока мне холодно,и пальме под моим окном холодно, у нее поникли листья. Их лучше не трогать, очень края острые, уже несколько раз порезалась. Осторожно глажу пальму, захожу в дом. Из окон моря не видно, но слышно, как шуршит прибой.
Прошло больше 20-ти лет, но если меня что-то наводит на воспоминания, я вижу этот пустой пляж и доставучую старушку.Просто картинка, одна из многих, сохранившихся в памяти.
polenova: (Default)
Под влиянием чужого поста вспомнила я вдруг промозглую зиму в Италии в 88 году. Вспомнила так явственно, что захотелось отопление прибавить, хотя дома и так жарко. Серое море, низкое серое небо, черный песок на пляже, и ощущение остановившегося времени. Прошлого уже нет, будущего еще нет. По пляже бредет старушка, подходит ко мне. Я занята любимым занятием - смотрю на море.
- Деточка, покажи мне, где Израиль?
- Там, - я тычу пальцем на горизонт, мне совершенно не хочется ни с кем разговаривать.
- А как ты думаешь, мы туда доедем? - вот ведь приставучий божий одуванчик!
- не знаю, я туда, - и тычу пальцем за спину, имея в виду Америку, но знание географии никогда не было моей сильной стороной. Тем ни менее бабуля понимает.
- Я тоже в Америку, дети так хотят. Но ТУДА мы доедем?
Я пожимаю плечами и отворачиваюсь. Серое море,серое небо,черный песок, мокрый ветер. Рождество, Рим, 1988 год. Через неделю Новый Год. Старушка, шаркая войлочными ботами "прощай молодость" бредет с пляжа к фонтану. Я ежусь в теплой куртке и упрямо смотрю на море. Из-за холода и ветра теплое Средиземное море становится похоже на Балтийское. Странно, две недели назад мы купались...
Зима в Италии короткая, скоро все зацветет, но пока мне холодно,и пальме под моим окном холодно, у нее поникли листья. Их лучше не трогать, очень края острые, уже несколько раз порезалась. Осторожно глажу пальму, захожу в дом. Из окон моря не видно, но слышно, как шуршит прибой.
Прошло больше 20-ти лет, но если меня что-то наводит на воспоминания, я вижу этот пустой пляж и доставучую старушку.Просто картинка, одна из многих, сохранившихся в памяти.
polenova: (Default)
Меня попросили ответить на несколько вопросов про иммиграцию в Америку. Буду отвечать тут. Добро пожаловать.
Upd. Я неправильно сформулировала пост. Я не иммиграционный адвокат и знания у меня приблизительные. Делиться могу точлько личным опытом и опытом знакомых.
polenova: (Default)
Меня попросили ответить на несколько вопросов про иммиграцию в Америку. Буду отвечать тут. Добро пожаловать.
Upd. Я неправильно сформулировала пост. Я не иммиграционный адвокат и знания у меня приблизительные. Делиться могу точлько личным опытом и опытом знакомых.
polenova: (Default)
Под воздействием воспоминаний [livejournal.com profile] bgmt и [livejournal.com profile] mbla впомнила, что у меня с эмиграцией дата тоже круглая - 1 марта исполнилось 20 лет, как я приехала в Америку. По этому поводу собрала все свои расбросанные по ЖЖ записки о Вене и Риме в хронологическом порядке. Я Только исправила ошибки, которые заметила. Большинство из вас все это читала, но все-таки - пусть будет. Там многого не хватает, но дописывать я не стала, лень, может потом. Замечательного документа "виза выездная обыкновенная" у меня не сохранилось. Общий грустный тон вызван тем, что на меня сразу после отъезда накатила совершенно необъяснимая депрессия, наверно, сказалось напряжение перед отъездом. Описаний Италии тоже нет, хотя Италия сказочно хороша. Кто читал - не смотрите, там нет ничего нового, просто все собрано в одном месте. Получилось очень длинно.
Read more... )
polenova: (Default)
Под воздействием воспоминаний [livejournal.com profile] bgmt и [livejournal.com profile] mbla впомнила, что у меня с эмиграцией дата тоже круглая - 1 марта исполнилось 20 лет, как я приехала в Америку. По этому поводу собрала все свои расбросанные по ЖЖ записки о Вене и Риме в хронологическом порядке. Я Только исправила ошибки, которые заметила. Большинство из вас все это читала, но все-таки - пусть будет. Там многого не хватает, но дописывать я не стала, лень, может потом. Замечательного документа "виза выездная обыкновенная" у меня не сохранилось. Общий грустный тон вызван тем, что на меня сразу после отъезда накатила совершенно необъяснимая депрессия, наверно, сказалось напряжение перед отъездом. Описаний Италии тоже нет, хотя Италия сказочно хороша. Кто читал - не смотрите, там нет ничего нового, просто все собрано в одном месте. Получилось очень длинно.
Read more... )
polenova: (Default)
Я вот все думаю, думаю... Если вас заставить писать программы на VB, вы тоже задумаетесь о вечном, потому что о чем-то же думать надо! А не только об индусском способе программировать. Я не расист, ребята эти - умные и доброжелательные, а то что их не научили элементарной культуре ( в программировании тоже есть культура) - не их вина, скорее учителей. Но я не об этом, я об эмиграции.
Так вот, прочитала я тут один старый очень пост в журнале azbukivedi - забавный, мне понравился - так зачем же уезжали мы - колбасная эмиграция. И захотелось мне объяснить, зачем я. Хотя колбаса - не последний из стимулов. Вообще-то я уезжала за квартирный вопрос и джинсы. Джинсы в смысле - штаны на каждый день. Из чего бы они не были сшиты, их хотелось иметь - ну хоть три пары, бросим американские заморочки, типа менять одежду каждый день. И стирать, желательно, не руками. У мужа моего Поленова руки были здоровые, и каждый раз, стирая мои единственные джинсы ( а их еще просушить до утра, но Поленов выжимал хорошо), говорил - да не буду я повторять что говорил великий русский поэт в адрес своей несчастной родины. Великому русскому поэту было легче, ему две пары джинсов привез из Америки бывший ( ну тогда настоящий) тесть. Джинсы были прочнее браков. Семьи разрушишились и сложились заново, а штаны остались. И Поленов их носил. И не давал женам - бывшей и настоящей. Жены отличались ростом, но не размером попы, а потому Поленов мог запросто обнаружить себя лишенным штанов вообще, потому что одна жена ушла в бежевых ( их мы особенно не могли поделить), а другая - в черных. А третьих - не было, мои в это время сушились.
polenova: (Default)
Я вот все думаю, думаю... Если вас заставить писать программы на VB, вы тоже задумаетесь о вечном, потому что о чем-то же думать надо! А не только об индусском способе программировать. Я не расист, ребята эти - умные и доброжелательные, а то что их не научили элементарной культуре ( в программировании тоже есть культура) - не их вина, скорее учителей. Но я не об этом, я об эмиграции.
Так вот, прочитала я тут один старый очень пост в журнале azbukivedi - забавный, мне понравился - так зачем же уезжали мы - колбасная эмиграция. И захотелось мне объяснить, зачем я. Хотя колбаса - не последний из стимулов. Вообще-то я уезжала за квартирный вопрос и джинсы. Джинсы в смысле - штаны на каждый день. Из чего бы они не были сшиты, их хотелось иметь - ну хоть три пары, бросим американские заморочки, типа менять одежду каждый день. И стирать, желательно, не руками. У мужа моего Поленова руки были здоровые, и каждый раз, стирая мои единственные джинсы ( а их еще просушить до утра, но Поленов выжимал хорошо), говорил - да не буду я повторять что говорил великий русский поэт в адрес своей несчастной родины. Великому русскому поэту было легче, ему две пары джинсов привез из Америки бывший ( ну тогда настоящий) тесть. Джинсы были прочнее браков. Семьи разрушишились и сложились заново, а штаны остались. И Поленов их носил. И не давал женам - бывшей и настоящей. Жены отличались ростом, но не размером попы, а потому Поленов мог запросто обнаружить себя лишенным штанов вообще, потому что одна жена ушла в бежевых ( их мы особенно не могли поделить), а другая - в черных. А третьих - не было, мои в это время сушились.
polenova: (Default)
Может я об этом уже и писала, значит повторюсь. Очень меня опять господин Аторин разволновал.
Первую квартирку в Италии, в Ладисполи в 89 году делили мы с человеком, которого я страшно боялась. Звали его Оська, и он только что вышел из тюрьмы, где отбыл 7 лет. Сидел он, правда, за хозяйственные преступления, был директором магазина в Одессе, но выглядел примерно как Беня Крик. В Италии он сразу начал крутить какие-то гешефты, а самым выгодным была торговля сигаретами. В киоске 4 доллара, а из-под полы - два. Утром варю я кофе, заходит Оська и хозяйским тоном мне говорит:
-Днем побудешь дома. Араб придет, сигареты принесет. Вот деньги.
-А как я с ним договорюсь? - пискнула я.
-Договоришься, - хмыкнул Оська, сунул мне деньги и ушел. Ослушаться его я боялась.
Где-то через час на пороге появляется араб в клетчатой косынке, которую Ясир Арафат носил. На плече сумка с сигаретами - сделка была долларов на двести. Я на очень ломаном английском пытаюсь ему объяснить, что Оси нет, я за него. Он на столь же ломанном английском что-то мне отвечает, друг друга мы не понимаем. Тут он смотрит на меня грустными глазами-вишнями, и на частом русском, без примеси акцента спрашивает:
-А по-русски вы совсем не говорите?
Оказалось, что он марроканец, учился в Одессе в кораблестроительном институте, даже в аспирантуре остался, но диссертацию почему-то не защитил.
-Понимаете, Лиля, - сказал он, - корабли Марокко оказались совсем не нужны. А вот русский пригодился.
И действительно, не очень далекие профессии - кораблестроитель и контрабандист. Мнтересно, где он теперь?
polenova: (Default)
Может я об этом уже и писала, значит повторюсь. Очень меня опять господин Аторин разволновал.
Первую квартирку в Италии, в Ладисполи в 89 году делили мы с человеком, которого я страшно боялась. Звали его Оська, и он только что вышел из тюрьмы, где отбыл 7 лет. Сидел он, правда, за хозяйственные преступления, был директором магазина в Одессе, но выглядел примерно как Беня Крик. В Италии он сразу начал крутить какие-то гешефты, а самым выгодным была торговля сигаретами. В киоске 4 доллара, а из-под полы - два. Утром варю я кофе, заходит Оська и хозяйским тоном мне говорит:
-Днем побудешь дома. Араб придет, сигареты принесет. Вот деньги.
-А как я с ним договорюсь? - пискнула я.
-Договоришься, - хмыкнул Оська, сунул мне деньги и ушел. Ослушаться его я боялась.
Где-то через час на пороге появляется араб в клетчатой косынке, которую Ясир Арафат носил. На плече сумка с сигаретами - сделка была долларов на двести. Я на очень ломаном английском пытаюсь ему объяснить, что Оси нет, я за него. Он на столь же ломанном английском что-то мне отвечает, друг друга мы не понимаем. Тут он смотрит на меня грустными глазами-вишнями, и на частом русском, без примеси акцента спрашивает:
-А по-русски вы совсем не говорите?
Оказалось, что он марроканец, учился в Одессе в кораблестроительном институте, даже в аспирантуре остался, но диссертацию почему-то не защитил.
-Понимаете, Лиля, - сказал он, - корабли Марокко оказались совсем не нужны. А вот русский пригодился.
И действительно, не очень далекие профессии - кораблестроитель и контрабандист. Мнтересно, где он теперь?
polenova: (Default)
Начало - http://polenova.livejournal.com/21631.html
В Нью-Йорк летели на Ал-Италия. Я на ней с тех пор не летаю. В самолетах кормят плохо, но хуже них не кормит никто. Общие итальянские впечатления - Италия очень холодная страна, где все время хочется есть. Когда через десять лет мы поехали в Италию летом, я на полном серьезе порывалась взять с собой меховую куртку. Меня с трудом отговорили.
Но когда мы улетали 1 марта в Италии было почти лето. А в Нью-Йорке настоящая зима. Поселили нас в Манхеттене, на углу 27 улицы и 5 авеню в гостиннице Lathem. Это было нечто невообразимое. Невероятно красивый старый дом, лестницы из черного дуба. Туалет один на этаж. Но какой! Огромное помещение, в ценре возвышение, на нем унитаз. И все. Только через день мы обнаружили, что каморка, приткнувшаяся в углу - душ. Сначала решили, что душа нет. Мотя никак не мог осознать, что в Америке есть такие гостинницы. Зато кровать широченная, мы на ней и спали втроем - Поленов, я и Мотя. Ночью, правда, Мотя таки упал. Надо было снимать квартиру и начинать жить. Я позвонила своему старинному прятелю Вадику. Вдик уехал в 81 году, и с тех пор мы не переписывались и не разговаривали. Услышав мой голос, Вадик мне не поверил:"Нет, - сказал он мрачно, - ты не Лиля, и это не Поленов. Не знаю, кто и зачем меня разыгрывает, но я сейчас приеду и посмотрю." И приехал. Привез мне шоколадных конфет, он помнил, что я их обожаю. Осмотрел наш номер, велел собираться, и увез нас к себе жить. И началась моя новая, американская жизнь. Но это совсем другая история.
polenova: (Default)
Начало - http://polenova.livejournal.com/21631.html
В Нью-Йорк летели на Ал-Италия. Я на ней с тех пор не летаю. В самолетах кормят плохо, но хуже них не кормит никто. Общие итальянские впечатления - Италия очень холодная страна, где все время хочется есть. Когда через десять лет мы поехали в Италию летом, я на полном серьезе порывалась взять с собой меховую куртку. Меня с трудом отговорили.
Но когда мы улетали 1 марта в Италии было почти лето. А в Нью-Йорке настоящая зима. Поселили нас в Манхеттене, на углу 27 улицы и 5 авеню в гостиннице Lathem. Это было нечто невообразимое. Невероятно красивый старый дом, лестницы из черного дуба. Туалет один на этаж. Но какой! Огромное помещение, в ценре возвышение, на нем унитаз. И все. Только через день мы обнаружили, что каморка, приткнувшаяся в углу - душ. Сначала решили, что душа нет. Мотя никак не мог осознать, что в Америке есть такие гостинницы. Зато кровать широченная, мы на ней и спали втроем - Поленов, я и Мотя. Ночью, правда, Мотя таки упал. Надо было снимать квартиру и начинать жить. Я позвонила своему старинному прятелю Вадику. Вдик уехал в 81 году, и с тех пор мы не переписывались и не разговаривали. Услышав мой голос, Вадик мне не поверил:"Нет, - сказал он мрачно, - ты не Лиля, и это не Поленов. Не знаю, кто и зачем меня разыгрывает, но я сейчас приеду и посмотрю." И приехал. Привез мне шоколадных конфет, он помнил, что я их обожаю. Осмотрел наш номер, велел собираться, и увез нас к себе жить. И началась моя новая, американская жизнь. Но это совсем другая история.

October 2015

S M T W T F S
    123
456789 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios